История появления литературы

иллюстрации илиады

Два источника, Библия и Гомер

 

Два больших источника исходного материала для европейской литературы (да и вообще для всего европейского искусства) записаны для потомков в регионах, граничащих с Восточным Средиземноморьем, в течение столетий после 1000 года до н. э.

Священные книги иудаизма чуть более ранние из этих двух источников. Известные христианам как Ветхий Завет, они записаны (сначала из более ранних устных источников) примерно с 1000 года до н. э.

Другая сравнимая совокупность материалов полностью происходит из устной традиции. Где-то около 750 года до нашей эры «Одиссея» и «Илиада» превращаются из народных повествований в письменные тексты, переход от фольклора к литературе. Их приписывают слепому поэту Гомеру. Бесспорно оказавшему значительное влияние на историю появления литературы.

 

Особенности древнегреческой литературы

 

Гомеровский вопрос и его решение

 

гомер поэтКто такой Гомер? Когда он писал? Что же он написал? Эти трудные дилеммы, известные под общим названием — гомеровский вопрос и его решение, озадачивали ученых еще в VI веке до н. э.

Правда состоит в том, что о Гомере ничего не известно, кроме того, что можно почерпнуть из «Илиады» и «Одиссеи» (и даже не известно наверняка, что они написаны одной рукой). Но еще большая загадка заключается в том, что европейская литература начинается с двух удивительных шедевров Гомера.

Важные ключи к датировке его произведений дают физические детали, зафиксированные в поэмах, такие как дизайн костюма и доспехов, или методы борьбы. Они отражают реалии жизни (как известно из археологии) в два конкретных периода, 13-й и 8-й век до нашей эры.

В XIII веке завершается расцвет микенской Греции. Это время, когда греки, идут на войну против Трои, и поэтому это период событий, которые вспоминаются в героической форме в истории Илиады (см. Троянскую войну). 8-й век — это время, когда стихи фиксируются приблизительно в тех версиях, которые теперь известны нам.

В темные века, последовавшие за Троянской войной, искусство письма (известного в Микенах в форме линейного б) было утрачено. Но события войны помнят, празднуют и богато воспевают поколения бардов. На празднествах или в домах великих людей барды пересказывают эпизоды из этой истории.

Их повествования, ставшие более запоминающимися в ритмических куплетах, являются акциями приносящими прибыль в торговле этих людей. Их средства к существованию зависят от возбуждения аудитории, стремящейся насладиться подвигами героев и богов. Хорошо рассказанный эпизод, отточенный в исполнении, является ценным свойством, которое должно быть передано следующему поколению.

Вновь добавленные детали, если они доставляют удовольствие, включаются на некоторое время как обычная часть истории. Но детали, добавленные поколение два или более назад, легко распознаются аудиторией как анахронизм, старомодность. Они не относятся ни к героическому прошлому, ни к современности.

Таким образом, бардовские рассказы в любое время, как правило, состоят из оригинального ядра историй с примесью современных деталей. Это является основанием для вывода о том, что поэмы были записаны таинственным Гомером в течение 8-го века до нашей эры.

 

Письменные тексты Гомера VIII-V века до н. э.

 

Существует веская причина для этой конкретной даты, 8 в. до н.э. В этот момент письменность возвращается в Грецию, в более благоприятной для нее алфавитной форме.

Но это не тот случай, когда кто-то просто записывает уже существующею фольклорную легенду. Самым сильным аргументом в пользу Гомера как единственного гениального писателя является совершенная литературная форма «Илиады» и «Одиссеи». Отдельные эпизоды, составляющие эти две истории, несомненно, были в репертуаре многих исполнителей, но, ни один поэт-сказатель, вероятно, не спел весь материал, который использует Гомер. И ни у кого в эпоху, предшествующую написанию, нет ни стимула, ни возможности создавать такие искусно сформированные общие повествования — с началом, серединой и концом.

Сюжет «Илиады» следует одной очень точной нити, заявленной в первых словах поэмы: «гнев Ахилла».

Ахилл гневается в начале поэмы, потому что Агамемнон, вождь греков, отнял у него прекрасную девушку Брисеиду, военный трофей. Ахилл, великий воин, находится в своем шатре, и греческое дело страдает. Многие драматические события следуют непосредственно из этой предпосылки, и, описывая их, Гомер дополняет более широкую картину Троянской войны. К концу происходит примирение, порядок восстанавливается, Брисеида снова в постели Ахилла. Мастерски, с удивительно живым рассказом и характеристикой, широкий холст был набросан без потери фокуса.

Напротив, «Одиссея» — это собрание фантастических приключений, пережитых Одиссеем во время его десятилетнего путешествия домой, в Итаку, после Троянской войны. Но опять же, они удерживаются в рамках четкого повествования.

В начале поэмы Пенелопу, жену отсутствующего Одиссея, преследует толпа поклонников. В конце концов, Одиссей возвращается домой. Имея теперь вид нищего, он тоже подвергается жестокому насилию. Но в состязании за великий лук Одиссея он единственный, у кого есть силы натянуть тетиву. Он использует его, чтобы убить поклонников, в драматической кульминации, напоминающей перестрелку в вестерне. Даже Пенелопа поначалу не узнает его, но вскоре пара счастливо воссоединяется.

 

Устная традиция Гомера VIII-V века до н. э.

 

Запись гомеровских поэм в 8 веке до нашей эры не означает, что они становятся доступными для читателей. Тексты просто позволяют его последователям сохранять произведения и переписывать их.

Группа таких последователей, стала ассоциироваться с островом Хиос, у берегов Ионии. Древняя традиция связывает самого Гомера с Ионией, и язык поэм, по-видимому, подтверждает Ионийскую подоплеку.

Только около 425 года до н. э. в Афинах развивается «книжная» торговля, и образованные люди приобретают свитки папируса, чтобы читать их в уединении своих домов. Платон, читавший «Федр» около 365 года до н. э., выражает сильное неодобрение этой новомодной манере читать самому.

Таким образом, первый великий расцвет европейской литературы достигает своей первоначальной аудитории через уши, а не через глаза, в публичном исполнении. Эта особенность древнегреческой литературы дает не только начало эпической поэзии у Гомера. Он также производит еще одно экстраординарное греческое новшество — театр.