Банки в средневековье

Ростовщики - процентщики

Религия и банковское дело 12-13 век

 

Христианский запрет на ростовщичество, в конечном счете, предоставляет возможность банкирам другой религии свободу действия. Европейское процветание нуждается в финансировании. Евреи, лишенные большинства других форм занятости, удовлетворяют эту потребность. Но их успех и их крайняя видимость как религиозной секты несут в себе опасность.

То же самое относится и к другой группе, рыцарям-тамплиерам, которые на несколько лет становятся банкирами для сильных мира сего. Они тоже, исключительная секта с частными ритуалами, легко становятся жертвой слухов, подозрений и преследований (см. тамплиеры в Европе). Прибыльный бизнес банков средневековья переходит в руки более простых христианских людей в первую очередь лангобардов.

 

Банкиры и короли Европы 13-14 век

 

В течение 13-го века банкиры из Северной Италии, в совокупности известные как лангобарды, постепенно заменяют евреев в их традиционной роли ростовщиков богатых и влиятельных. Деловые навыки итальянцев усиливаются благодаря их изобретению двойной бухгалтерии. Такая бухгалтерия позволяет им избежать христианского греха ростовщичества, проценты по кредиту представляются на счетах либо как добровольный дар от заемщика, либо как вознаграждение за взятый риск.

Сиена и Лукка, Милан и Генуя, все получают прибыль от новой торговли. Но львиная доля достается Флоренции.

Флоренция хорошо приспособлена для международных финансов благодаря своей надежной золотой монете — Флорину. Впервые отчеканенный в 1252 году, Флорин широко признан и пользуется доверием. Это твердая валюта того времени.

К началу 14-го века две семьи в городе, Барди и Перуцци, стали очень богатыми, предлагая финансовые услуги. Они организуют сбор и передачу денег, причитающихся крупным феодальным державам, в частности папству. Они облегчают торговлю, предоставляя купцам векселя, с помощью которых деньги, уплаченные должником в одном городе, могут быть выплачены кредитору, предъявившему вексель в другом месте (принцип, знакомый теперь в форме чека).

О способности банкиров Флоренции выполнять такую услугу свидетельствует количество отделений Барди за границей итальянского региона. В начале 14 века семья имеет офисы в Барселоне, Севилье и Майорке, в Париже, Авиньоне, Ницце и Марселе, в Лондоне, Брюгге, Константинополе, Родосе, на Кипре и в Иерусалиме.

Чтобы добавить к чувству власти Флоренции, некоторые европейские правители находятся в большом долгу перед банкирами города. Что в дальнейшем, в краткосрочной перспективе, приводит к падению банкиров.

В 1340-х гг. Эдуард III английский занимается дорогостоящим бизнесом войны с Францией, в начале Столетней войны. Он в большом долгу перед Флоренцией, одолжив 600 000 золотых флоринов у Перуцци и еще 900 000 у Барди. В 1345 году он объявил дефолт по своим платежам, доведя оба флорентийских дома до банкротства.

Флоренция как крупный банковский центр переживает даже эту катастрофу. Полвека спустя финансисты города вновь сколачивают огромные состояния. Видное место среди них в 15 веке занимают две семьи, Пацци и Медичи.